Новости
Дорога, граница
Рекламодателям
Конкурсы и акции
Календарь событий
Финляндия в Петербурге
Размещение / Бронирование
О нас
Туры
Недвижимость
О Финляндии
Вопрос-Ответ
Покупки, скидки
Читальный зал
Города
Партнеры
Архив журнала
Подписка на журнал

Архив журнала

Архив конкурсов

Эссе Ханну Мякеля "Семеро сирот в школе жизни"

Тема: Искусство / Литература  Путешествие  

Журнал No: Другие статьи


1.

Алексис Киви – первый профессиональный финский писатель. Он по-прежнему занимает главное место в литературном мире Финляндии как родоначальник искусства написания романа, и как поэт. Как поэта его сравнивают с русским тезкой Александром Сергеевичем Пушкиным, хотя тот жил на целое поколение раньше. Как Пушкин в России, Киви в Финляндии остается наиболее изученным и при этом мифическим писателем, и причиной тому служат его жизненный путь и образ мышления. Алексис Киви (на русский язык его фамилия переводится как «Камень») родился в 1834 году в семействе Стенвалль, в деревне Палойоки, община Нурмиярви. Он был четвертым сыном в семье и получил при крещении имя Алексис Стенвалль. Шведская фамилия Стенвалль (в то время Швеция господствовала над Финляндией) означает «Каменный вал вокруг пастбища». Именно от этого вала отделился псевдоним писателя Киви, и он стал краеугольным камнем финской литературы.

После Алексиса Киви в семье родилась дочь, но она умерла в юном возрасте, что было в то время не редкостью. Многие дети покидали этот свет, не достигнув и года, так как медицина развивалась крайне медленно. Раннее детство Киви можно назвать счастливым. Дом находился в окружении лесов и полей, даривших свободу, а дома его ждали мать и отец, зарабатывавший на пропитание семьи шитьем. Кстати, Лённрот – создатель Калевалы – также был четвертым ребенком в семье портного. Дом Стенваллей был по меркам того времени большим и зажиточным, в чем можно убедиться и поныне – сейчас в нём работает мемориальный музей.

2.

История жизни Алексиса Киви не обошлась без мифов. Один из них повествует о том, что аристократ по фамилии Адлеркройц из соседнего поместья имел близкие отношения с матерью будущего писателя, и что на самом деле Киви был его сыном, а дом был якобы получен в качестве компенсации за любовную связь. Все это означает, что гены Киви и его одаренность были унаследованы от шведоязычного рода Адлеркройцов. Иначе как необразованный деревенщина смог бы стать первопроходцем и образцом финской литературы?

Те, кто верит в этот миф, забывают, что женщина, уже родившая трёх детей, в то время была не слишком привлекательна для внебрачной связи. Кроме того, почти вся финская литература создана такими же выходцами из народа. До сих пор многим из тех, кто не получил блестящего образования, удается благодаря невероятной любви к чтению, стать лучшими мастерами слова в Финляндии. Среди них, например, Лаури Виита, умерший в 1965 году; Самули Паронен, умерший в 1974 году; Эрно Паасилинна, умерший в 2000 году; Алпо Руут, умерший в 2002 году, а также ныне живущий Ханну Салама.

Киви рано научился читать, он был воодушевлён красотой литературного языка и захватывающими эмоциями, которые тот пробуждал. Он прочитывал огромное количество книг, примером литературного мастерства для него являлись Сервантес и Шекспир. Позже молодой Алексис Киви будет хвалиться тем, что тоже станет Рунебергом. Первый национальный поэт Финляндии Йохан Людвиг Рунеберг, живший с 1804 по 1877 год, в то время был уже известным мастером, писавшим стихи на шведском языке. Первая часть «Рассказов прапорщика Столя» увидела свет в 1848 году, когда Киви было 14 лет.

3.

Алексис Киви покинул родной дом в 12-летнем возрасте, именно в это время его отправили учиться в Хельсинки. Там он ходил в шведоязычную школу и порой становился объектом насмешек из-за недостаточно хорошего владения языком. Его называли по-шведски finnkuleks – «финский растрёпа». Интересно, что этимология слова finnkuleks – kuleks восходит к финскому слову kuljeksia (бродить, скитаться). И что еще в прошлом веке в Сиунтио, где позже будет жить Киви, tattarkuleks называли бродячих цыган.

Положение «финского растрёпы» тяготило Киви, ему таки и не удалось ни с кем подружиться в школе. В третьем классе он ушёл из нее и стал готовиться к поступлению в университет самостоятельно. Это был долгий путь, студентом он стал только в 23-и года. Киви постоянно испытывал недостаток средств, голодал; посылки с продуктами из дома и доброжелательность окружающих его людей едва-едва давали ему силы к жизни.

Поступление в университет могло дать возможность стать священником. В детстве Киви с удовольствием читал проповеди, но, с возрастом, мысли об этом поприще больше не увлекали его, да и его манера держаться, так же как и внешний вид, мало подходили к мантии священнослужителя. Ведь Киви - сын леса, свободный человек, не обращающий внимания на собственную внешность. Он серьезно принимается творить и решает полностью посвятить себя литературе. Свои первые тексты он пишет по-шведски, но затем начинает использовать более близкий для себя язык – свой родной финский. На это его вдохновляет фенноман Фредрик Сигнеус. Киви хочет жить писательским трудом и в итоге становится первым профессиональным финноязычным автором.

4.

Театральное искусство увлекает Алексиса Киви, его, как и многих современников, восхищают красивые актрисы. До того времени его представление о женщинах основывалось на трёх образцах: в первую очередь, нежная и уже измождённая мать, затем красивая юная сестра Агнес, умершая, когда ей исполнилось всего 13 лет. Третьей - Мадонна, на стене церкви в Нурмиярви, куда Киви ходил на богослужения. Её изображение можно до сих пор видеть в храме. Все эти женщины мало подходили для настоящей любви. Так же как и другие его сердечные привязанности: дочери знатных шведских родов, такие как Альбина Палмквист. Красивые актрисы или балерина Алина Фраса, которую Киви называл «ангельски прекрасной». Поэт испытывает сильные и пылкие чувства, но его внешний вид и поведение вызывают у объектов его желания и восхищения лишь страх, и так продолжается до самой его смерти. Его любовь ограничивается контактами с проститутками. А огромное половое желание естественным образом реализуется при помощи собственных рук. В документах психиатрической клиники можно найти пометку на шведском языке: "varit stark onanist" («был ярый онанист») – Киви всю жизнь жил в мире собственных фантазий.

5.

В Хельсинки Киви часто ходит на спектакли, и они трогают его сердце. Театральные постановки в то время шли только на шведском или русском языке. В 1860 году указ о цензуре отменяется милостивым императором Александром Вторым и финский язык разрешается использовать не только в религиозных текстах. Это вдохновляет Алексиса на написание пьес. Его первым произведением в этом жанре становится «Куллерво», его стихотворная версия выходит в 1859 году и писатель получает в качестве вознаграждения 150 серебряных рублей. Это обещает прекрасное начало писательского пути, Киви назначена годовая дотация, за другие, менее масштабные пьесы он также получает небольшие деньги. Всё это воодушевляет его и дает силы двигаться дальше. И писательским трудом можно зарабатывать на хлеб, это тоже может быть профессией.

И хотя всё идет вовсе не так гладко, как ожидал Киви, в 1865 году за пьесу «Сапожники Нумми» ему дается государственная премия. Впрочем, на этом его карьера приостанавливается, будто перед ней была стена.

6.

Финский поэт и критик Август Алквист, пишущий стихи под псевдонимом А. Оксанен, становится одним из самых больших препятствий в писательской карьере Алексиса Киви. Он не только конкурирует с Киви как поэт, он является профессором – и (по собственному убеждению) знает, как надо писать. Киви же пришёл из леса и складывает слова как хочет, что совсем не соответствует профессорской грамматике. Грех, стыд! Раз этого молодого человека еще и хвалят, необходимо перейти в контратаку и загнать его обратно в лес, где, собственно, и есть место таким животным как он!

Алквист со всем рвением берется за эту задачу. Говорят, что гранит – один из самых прочных камней, но слова Алквиста в конечном счете сокрушают Киви. Издание книг и в то время было непростым делом, и большая часть писательских трудов Киви увидела свет лишь после его смерти. Алквис наносит удары даже тогда, когда какая-нибудь из книг Киви издается за его собственный счет.

Ничто в Киви и его писательской манере не устраивает профессора. Процитирую: «на того, кто знает финский язык, написанное производит такое впечатление, будто перед ним человек, который должен идти прямо, но шатается, будучи пьяным». Этот приговор относится к ранней пьесе «Куллерво». Алквист также отмечает, что такие ошибки стыдно допускать даже второкласснику в сочинении, и читателей «сотрясает то с одной стороны, то с другой, то чуть не заваливаешься набок, то едва не падаешь носом вперед».

Затем Алквист лишь набирает обороты, рассказывая, какой должна быть хорошая литература и каким – ее создатель: «сильный разум, обширный опыт, глубокое знание человеческой натуры» (как у него самого!) «К сожалению, «господин Киви не обладает ни одним из этих качеств в должной мере». По словам Алквиста, поэзия не является «игровым полем, где мальчикам позволено кувыркаться и шагать на ходулях» - это «священный сад целебных трав». Поэтому муза должна «выказать презрение» Киви, который пытается «силой проникнуть» в этот сад, и «навечно изгнать подобных ему из своих садов…»

7.

Так и произошло. Учёбу в университете приходится прекратить из-за недостатка средств. Ум писателя погружается в мрак и депрессию. Спиртное приносит мимолетное облегчение, но со временем коварно берет Киви в плен - друг и раб может обернуться хозяином. Киви испытывает постоянную и чудовищную бедность, в Финляндии в то время писательским трудом было себя не прокормить, и вскоре он становится должен всем вокруг. В своих письмах немногочисленным настоящим друзьям Киви пишет о беде, выхода из которой, похоже, нет.

Эти письма тоже представляют собой образец великой литературы, поистине бесценную автобиографию. Братья поначалу помогают Киви, но в 1863 году Юхани просто выгоняет его «на улицу». Через год Киви переезжает в Сиунтио и находит пристанище на земельном участке Фанъюнкарс, у хозяйки Шарлотты Лённквист. Сейчас там также работает музей, хотя здание является лишь копией дома, разрушенного после войны.

8.

Киви долгие годы живет у пожилой женщины в Сиунтио. Высказываются предположения о его близких отношениях с Шарлоттой, но люди вновь забывают, что время было совсем другое. Она - благочестивая пожилая женщина по сути уже совсем бабушка, разве может быть при ней молодой мужчина в качестве любовника? В то время лишь богатый старый мужчина мог жениться на молодой девушке. Художник Василий Пукирев обессмертил этот жизненный сюжет в своей знаменитой картине «Неравный брак». Дряхлый старик предстаёт в качестве жениха, и нам поневоле вспоминается князь из романа Достоевского «Дядюшкин сон», у которого все части тела уже давно были заменены на искусственные. В таком браке речь, конечно же, шла о большой денежной сумме, за которую приобреталась невеста. Шарлотта же была почти на двадцать лет старше Киви, ей было около пятидесяти, и в XIX веке такой возраст разрушал здоровье человека, его физическое состояние, а люди вообще переставали следить за гигиеной.

Даже во времена моего детства, в сороковые годы, человек, которому исполнялось 50 лет, считался старым, и ему дарили трость – я сам неоднократно наблюдал это в сельской местности, где проводил лето. Тяжелые жизненные условия способствовали быстрому старению активнее, чем многие годы жизни. Поэтому Киви для Шарлотты был скорее ребенком, сыном, которого у нее никогда не было, и уже не могло быть в силу возраста. Очевидно, что и без интимной связи Шарлотта ухаживала за Алексисом Киви и любила его как мать, помогая писателю, словно своему приёмному сыну, всеми возможными способами.

Заслуга Шарлотты Лённквист состояла в том, что именно она впервые создала для Киви условия, в которых писатель мог сосредоточиться на том, чего он желал: непрерывном писательском труде. Рассказывают, что однажды, когда Киви пожаловался, что запах яблоневого цвета мешает ему писать, Шарлотта сбила цветки на землю лопатой для хлеба, уничтожив, таким образом, весь осенний яблочный урожай. Может быть, Киви даже чувствует себя счастливым: у него есть крыша над головой и еда, перо и бумага. И теперь он, наконец, начинает писать свой главный труд: большое произведение. А до тех пор писал только стихи, пьесы и рассказы длиной в несколько страниц. Разница огромна, усилия велики. Киви творит, как подсказывает сердце.

В Сиунтио он начинает самую главную работу своей жизни: создание первого романа на финском языке. Его рабочим названием было «Семеро мужчин», но окончательным стало «Семеро братьев».

9.

Еще в середине XX века это произведение Алексиса Киви читали в каждой школе, и каждый учащийся должен был осилить его, несмотря на все сложности языка. Как правило, обязательное школьное чтение убивает литературу, но, по крайней мере, в моем случае «Семеро братьев» Киви это испытание выдержали. На уроках мы распределяли роли и читали книгу, словно пьесу в театре. Ученики, которым доставалась роль одного из братьев, старательно произносили свой текст по очереди. Я всегда был младшим и маленьким братом Ээро, потому что был похож на него. Мне нравилось в Ээро то, что он не уступал старшим братьям, пользуясь своим бойким языком и умом. Мне приходилось поступать так же на улицах района Каллио в Хельсинки, где я рос, и товарищи награждали меня тумаками.

Впрочем, меня это не сломило, точно также как и Ээро наказания братьев. У меня был явный пример, и это мне помогало. С тех пятидесятых годов, когда я впервые прочел роман в, прошло почти 20 лет, прежде чем я взялся за него вновь. И довольно быстро понял, что финскую прозу на самом деле нельзя читать и понимать без Киви, хотя его стиль уже не может являться образцом для создания текста. Но его головокружительный язык!..

Чем старше я становлюсь, тем ближе мне «Семеро братьев». Помню, как осенью 1986 года приехал в Париж для выступления. Я тогда оставил должность заместителя директора издательства «Отава» и, наконец, чувствовал себя свободным. Целыми днями я разъезжал по городу, но вечерами перед сном читал книгу Киви. За границей всегда бывают моменты, когда новые впечатления, какими бы хорошими они ни были, становятся тяжелы физически и психически. Чтение этой книги избавляло от ощущения чужеродности, удалённости от родных мест. Читая «Семерых братьев», я был дома.

10.

«Семерых братьев» называют первым романом в истории финской литературы. Он был издан в 1870 году, за два года до смерти Киви. Я не могу назвать это произведение романом; сам Киви говорил, что это рассказ о жизни. Когда я сейчас читаю его, мне уже кажется, что это большая поучительная сказка, сказка для взрослых. Сказочный характер подчёркивают все рассказы внутри произведения, которые братья жадно слушают, веря в волшебство. Сказка и грёзы… - эта книга – собственная мечта Киви о жизни. Ведь произведение написано человеком, которому было с детства трудно общаться с людьми. С годами разочарование в человеческих отношениях лишь росло. В конечном счёте, даже собственные братья не смогли помочь должным образом. «Семеро братьев» - это мечты глубоко несчастного человека о мире, в котором он мог бы жить.

11.

Начнем с основного сюжета. Книга повествует о семерых братьях-сиротах, у которых сначала умер отец, потом мать, и общество начинает требовать, чтобы они жили по его законам. Чтобы избавиться от этого, братья уезжают в лес, в глушь, основывают там собственное сообщество, свободное от общественных законов. Они живут среди леса и животных по их не писаным правилам. Им предстоит прожить в лесу десять лет и добиться за это время самоуважения, а, в конечном счете, и уважения других.

Братья испытывают множество злоключений, но, несмотря на это им удается собственные законы. Вначале они строят сауну в глуши Импиваара, затем дом; болото расчищают под пашню, заводят скот. Постепенно посреди леса возникает сообщество, живущее жизнью, во всём напоминающей жизнь в прошлом. Лес годами воспитывает и кормит своих детей, до тех пор, пока они не становятся взрослыми. Однажды долгий переходный возраст, наконец, заканчивается, и по возвращении братья готовы примириться с обществом, которое благосклонно их принимает. Для каждого в нём находится место и занятие, и многие достигают почёта на работе. Все, кроме одного из братьев женятся, каждый ведёт свое хозяйство. Им даже удается значительно разбогатеть. Так Финляндия получает достойных граждан, в которых нуждается любое государство.

12.

Развитие происходит непросто, жизнь держит братьев в ежовых рукавицах. Сауна горит дважды, а ведь именно она – священная мифическая колыбель для финнов; там рожали детей, мылись, спали в самые лютые морозы. Земледелие тоже не сразу налаживается в мрачном лесу. Заморозки дважды уничтожают урожай, но после осушения болота урожай удается. Избыток зерна подвигает на изготовление самогона, что влечёт за собой дурные последствия, вплоть до горячки и бреда. Является даже сатана. В конце концов, братья уничтожают самогонный аппарат и в раскаянии идут в церковь, чтобы услышать Божье слово. Невзгоды направляют их к лучшей жизни.

Решающую роль для развития братьев, живших, как лесные животные, сыграло их обучение чтению; в лес они сбежали именно из подготовительной церковной школы. Азбука никак не укладывается в головах уже взрослых мужчин, так любящих настоящую жизнь. Зачем читать? Но без этого умения нельзя стать частью общества, как и сейчас.

Учится читать только Ээро, самый младший. Как язвительно замечает Юхани: «умница Ээро уже по складам читает. Славный мальчик!» Тот же Ээро начинает их учить в Импиваара. Разумеется, это непросто, может ли самый младший учить старших. Обучению не способствует то, что у Ээро острый язык, а у Юхани медлительный ум и горячий нрав – но, в конечном счете, всем удается справиться.
Именно чтение поможет им потом вернуться и приспособиться к жизни в обществе и занять важное место в своем окружении. Как пишет Киви от лица рассказчика: «слух оказался чистой правдой, и люди с удивлением передавали его друг другу, и мало-помалу о братьях стали отзываться с уважением и похвалой».

13.

Это предложение раскрывает также то, к чему стремился Киви, занимаясь писательским трудом. Писатель, которого Август Алквист буквально разносит в пух и прах, желает с помощью «Семерых братьев» занять своё место в обществе Финляндии. Он рассчитывает на справедливое отношение, уповает на поддержку критиков. Совершенно серьезно считает, что усердная работа, вера в Бога, честность, спокойная жизнь, избавление от порока пьянства, совместная работа и взаимоуважение в отношениях с другими – истинные ценности, благодаря которым и нация может развиваться и двигаться вперед. Когда прилагаешь усилия, жизнь дает награды – вот что Киви хочет донести в своём произведении другим, но и в первую очередь себе самому.

Когда книга выходит в свет, ее не принимают лучше, чем предыдущие произведения. Напротив. Профессор Алквист вновь высказывается: «Несчастливым был момент, когда Финское Литературное Общество решило опубликовать это произведение, так как таким образом Общество заслуженно обратило на себя осуждение, господин Киви – жалость и насмешку, а финская литература – как осуждение, так и жалость и насмешку. Эта литература до сих пор уберегалась от плохих книг; теперь Финское Литературное Общество поспособствовало появлению такой плохой книги. (---) Книга «Семеро братьев» не просто лишена красоты, но, грубо описывая грубость, фактически уродлива и, кроме того, весьма скучна». Дальнейшая критика, по меньшей мере, столь же жестка, и когда даже немногочисленные друзья не берутся защищать Киви, он погружается в уныние и оказывается окончательно сломлен. Он заболевает, пьёт сверх меры и попадает в психиатрическую больницу, откуда брат Алпертти забирает его, «неизлечимого», под свою опеку, получив у общины Туусула в качестве пособия четыре бочки ржи.

По документам психиатрической больницы можно проследить попытку врачей понять причину заболевания: «Оскорблённая честь писателя?» Это действительно важный вопрос. Циничная разгромная критика Алквиста была вознаграждена, он не умеряет своего пыла, и после смерти Киви Алквист продолжает в том же высокомерном духе. Через два года после смерти писателя, он публикует издевательское стихотворение, забыв даже о правиле интеллигенции - De mortuis nil nisi bene (о мёртвых либо хорошо, либо ничего):

«Меня окрестили «поэтом»,
Называли Шекспиром,
Сравнивали с Вяйнё:
И всё же я не более чем
Неумелый бумагомарака
И сумасшедший любитель спиртного»

14.

О последних днях Киви сказано много, я и сам написал об этом 2010 году большой роман «Киви». Перед смертью он жил в Туусула, в маленькой тесной избушке своего брата Алпертти. В этом доме также поныне работает музей, это один из самых впечатляющих финских музеев, посвящённых писателю. Брат плохо обращался с Киви, его считали деревенским сумасшедшим. Даже дети дразнили Киви, бросались в него камнями и шишками, как в жалкую бродячую собаку. Иногда брат заставлял его спать на чердаке, куда приходилось забираться по приставной лестнице снаружи. Там его часто запирали, как пса в конуре.

Киви жил впроголодь, даже ржи, полученной в качестве пособия, ему доставалось немного. По преданию, его последними словами были: «Я живу». «Мифическое» толкование его слов указывает на то, что Киви верил в свои книги и в то, что его произведения и слава будут жить в веках. Существует еще более реалистичное объяснение, к которому я склоняюсь - брат Алперрти обращаясь к поэту, лежащему на чердаке, думает, что Киви уже мёртв, но слышит в ответ иное. Но как бы то ни было, мастер все-таки уходит из жизни. И, как часто бывает, именно его смерть приводит к перемене в сознании людей. Как и позднее, в случае Эйно Лейно, посмертная слава Киви начинает постепенно давать ростки и так до тех пор, пока несчастный, сумасшедший Киви, уже в могиле, не становится вечным и священным символом канонов нашей литературы. И недаром.

15.

Концовка «Семерых братьев» говорит о том, что Киви не всегда верил, что поднимется на вершины славы при жизни. Бродя по лесу, он был счастлив, был «сыном леса на полях Тапиола», но всё же рвался куда-то прочь из этого мира… Возможно, все-таки Киви предчувствовал, что его ожидает. Это стремление ярко прослеживается в «Семерых братьях». В конце книги сказочная атмосфера сменяется мглистыми сумерками, в которых жена Ээро поет своему ребенку Туони о роще мертвых, о садах покоя, в которых хорошо ребенку. Так же думает и Киви.

Смерть приносит спокойствие. Всё меркнет, свет трепещет, и затем братья вместе справляют Рождество.
Светает, и мы видим церковь, тысячи свечей горят; потом звезды на небе, и, наконец, наступает утро. Голос Киви – это голос Проповедника, и повествование постепенно угасает, сходя во мглу, как и жизнь братьев в своё время: «Мирно текла она, приближаясь к пышному полудню, и мирно склонилась потом к тихому вечеру, но еще много-много раз до того успело свершить свой круг золотое солнце» - этими библейскими словами книга заканчивается.

Оригинальный текст эссе Ханну Мякеля - в редакции Светланы Аксеновой.

(Перевод Людмилы Ливановой).


10.10.2015 11:10:00

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Mail.Ru

© STOP in Finland 2000-2012
Любое копирование текстов с портала stopinfin.ru только с указанием прямой ссылки на источник.

ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ТЕМУ:

Летний отдых в Сайменском регионе

Новый образ - новые впечатления!

Топ-6 финских мест в Петербурге

Зимние развлечения под лучами весеннего солнца

На один день в Хельсинки с принцессой Марией

Маленький круиз большой мечты

16 причин совершить путешествие на паромах St.Peter Line

Киммо Ярва: «Год был трудный, но он закончился»

И пусть весь мир подождет!

«Я бродила по мирам…»

Русское волнение Розы Ликсом

Хельсинки – детям

Книга, которую стоит прочесть

На балтийской волне

А все из-за одной обгоревшей спички

Открытие века переносится на 2018 год

Воспоминания, которые возвращаются

INWETEX-CIS Travel Market 2014

Вот какая акустика!

Таблетка от одиночества

Работа длиною в жизнь

Первый круиз Viking Line из России

Если звезды зажигают...

Готовимся к сезону

Финский Голливуд

На пути в государство неба

Eще одна причина летать

Врата Арктики

Жизнь по расписанию

По Финляндии с Павликом Лемтыбожем

В духе Рождества

INWETEX-CIS Travel Market 2012

Лапландская лихорадка

Азбука парковки

Интервью журналу Eeva

Пляжный сезон

На языке ветра

Она пыталась рисовать щупальцами

За 900 рублей в Финляндию!

Кофейное настроение Финляндии

Чудо-велосипед

Звездный маршрут

Эта старая - старая финская сказка

Некурящая страна

МотоКультУра

Мэр по объявлению

Новые правила для вашей кошки

Скромное обаяние финской кухни

НА ЭТОМ МЕСТЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА







webcam Расстояния по Финляндии