Новости
Дорога, граница
Рекламодателям
Конкурсы и акции
Календарь событий
Финляндия в Петербурге
Размещение / Бронирование
О нас
Туры
Недвижимость
О Финляндии
Вопрос-Ответ
Покупки, скидки
Читальный зал
Города
Партнеры
Архив журнала
Подписка на журнал

Архив журнала

Архив конкурсов

Партизаны Суоми

Тема: История  

Журнал No: Другие статьи


Для большинства наших соотечественников история партизанских войн начинается с 1812 года. Но французы за несколько лет до того — в Испании — уже имели дело с местными «гверильясами». Однако самыми первыми партизанами нового времени были не русские и не испанцы, а жители одной из самых тихих европейских окраин — Финляндии...

После того как Александр I заключил в Тильзите мир с Наполеоном, война России со Швецией стала почти неизбежной. Для французcкого императора союзнические отношения Швеции с Англией были как бельмо на глазу. Попытки России дипломатическим путем добиться изменения внешней политики Швеции, которая не желала прекратить торговлю с Англией, оказались безуспешными.

В феврале 1808 года император Александр I решил поставить точку в многовековом споре России и Швеции. Армия под командованием Ф.К. Буксгевдена вторглась на территорию Великого герцогства Финляндского и в рекордно короткие сроки овладела южной частью Суоми. Считавшаяся неприступной крепость Свеаборг сдалась русским почти без сопротивления. Шведское войско откатывалось на север. В апреле во всех захваченных населенных пунктах Финляндии огласили подписанный Александром I манифест, в котором говорилось, что «страну сию, оружием нашим таким образом покоренную, мы присоединяем отныне навсегда к Российской империи».

Новые власти старались продемонстрировать, что они здесь всерьез и надолго. Местные жители приводились к присяге «царю-батюшке». Пленных финских солдат отпускали домой, но при этом предупреждали, что любая попытка выступить против русских будет караться «лишением имущества и самой жизни». Шведское правительство, конечно же, протестовало, подчеркивая, что война еще не закончена, мир не подписан и, следовательно, финны должны хранить верность своему прежнему государю — Густаву IV.

Присланные из Стокгольма королевские эмиссары призывали финнов нападать на русские отряды, а также расправляться с теми, кто уже успел присягнуть новому императору. К лету 1808 года эти призывы возымели свое действие.

Партизаны де-факто и де-юре


Само понятие «партизан» появилось в европейском лексиконе в 70-х годах XVII столетия. В то время партизанами называли бойцов регулярных частей, действовавших в тылу врага. Попав в руки противника, они считались обычными военнопленными. Остальные, взявшие оружие по велению сердца, приравнивались к бандитам, и ждал их расстрел или виселица. Но в Финляндии отличить первых от вторых было сложно.

Значительная часть мужского населения герцогства подлежала в случае войны призыву в шведскую армию. Неожиданное нападение и быстрое продвижение русских войск сорвали проведение мобилизации. Тем не менее финны как законопослушные подданные не могли не выступить с оружием в руках за своего короля.

Однако многие из них уже присягнули Александру I и, следовательно, выступив с оружием в руках против новообретенного монарха и попав в плен к русским, рассматривались уже как изменники. Правда, казнили только тех, кто отличился особыми зверствами по отношению к пленным российским солдатам. Впрочем, любая народная партизанская война — это война без правил. Было все: сожженные заживо казаки, ряды виселиц с казненными финскими крестьянами, убий-ства и грабежи, которыми не гнушались обе стороны.

Пламя разгорается

Первая искра народной войны вспыхнула в конце апреля 1808 года на Аландских островах, жители которых, возглавляемые старостой Ареном и помощником пастора Гуммерусом, разгромили гарнизон под командованием полковника Вуича. Один из русских офицеров писал: «Неприятельские толпы состояли из вооруженного, взбунтованного народа, который по обнаруженному им нраву и поступкам должно сравнить с морскими разбойниками.

Под начальством морских офицеров и по природному навыку к огнестрельному оружию и мореходству действовали они с искусством и храбростью, как ожидать можно от образованных войск». Партизанское движение росло с наступлением шведской армии. Группы крестьян сжигали мосты и склады, нападали на обозы и отдельные воинские части, судили тех местных жителей, которых уличили в связях с неприятелем.

Многие повстанцы втыкали в свои круглые шляпы птичьи перья и делали портупеи из коры деревьев. В общих чертах подобный наряд напоминал форму регулярных шведских войск, так что, попав в плен, эти крестьяне надеялись, что, по крайней мере, их не казнят как бандитов.

Вооружение партизан было самым разнообразным — от охотничьих ружей до палок с прикрепленными к ним ножами (пуукко). Пушек они не имели, но дабы ввести противника в заблуждение, по-встанцы иногда устанавливали на своих позициях выкрашенные смолой бревна, которые издалека можно принять за орудия. Даже живя в лесу, крестьяне регулярно собирались на утренние и вечерние молитвы. Но подобная богобоязненность отнюдь не мешала им распоряжаться имуществом и жизнями тех, кого они называли предателями.

Более того, некоторые видели в войне удобный повод разобраться с власть имущими. Студент Карл Блад, придерживавшийся, как и другие члены его семьи, позиции нейтралитета, заехав в разгар боевых действий в свою усадьбу, обнаружил, что дом разграблен крестьянами. Появление хозяина нисколько не смутило повстанцев — они спокойно продолжали пирушку. Один из них неумело тренькал на рояле и, повернув голову в сторону Блада, лениво пояснил: «Теперь мы все равные».

Партизанские командиры

Предводителями повстанцев становились солдаты и унтер-офицеры, старосты и учителя, пасторы и чиновники. Народная война 1808 года выдвинула целую плеяду талантливых командиров из народа. В дальнейшем их судьбы сложились по-разному, но в национальной памяти они остались прежде всего как борцы с оккупантами. В районе озера Руовеси действовал крупный отряд унтер-офицера Рута. Конфисковав у местных жителей все лодки, он произвел себя в «адмиралы», с одинаковым успехом действуя как на воде, так и на суше. Жители Западной Карелии, по шведским законам освобожденные от призыва в армию, во время войны с Россией должны были выставить так называемые вольные дружины, командиром одной из них стал некий Тиайнен.

Шведское командование присвоило ему чин капитана и снабдило оружием. В ночь на 26 октября людям Тиайнена удалось выкрасть губернатора Карелии Отто фон Фюрстенберга вместе с его помощником и переводчиком. Этот печальный инцидент заставил русское командование двинуть против повстанцев крупный кавалерийский отряд генерала Гернгросса. Фюрстенберга освободили, а отряду Тиайнена пришлось пробиваться из Карелии в Эстерботнию, чтобы соединиться с главной шведской армией.

Конница Гернгросса преследовала партизан, совершив поистине беспримерный рейд: преодолела более 400 километров по бездорожью всего за шестеро суток. Но Тиайнена поймать так и не удалось, «он ушел, будто укрытый шапкой-невидимкой». Пламя гаснет В отличие от Испании и России партизанское движение в Финляндии не стало решающим фактором, способным оказать воздействие на исход войны. Еще в июле финские партизаны чуть не взяли в плен молодого русского генерала Н.М. Каменского 2-го.

Адъютанты тогда прикрыли отход своего начальника, «для которого судьба готовила иную, более великую участь». Через два месяца при Оровайсе состоялось сражение между войсками Каменского и Адлеркрейца. Несмотря на то что шведов и финнов было почти в полтора раза больше, части русских смело ринулись на врага.

В разгаре боя командующий бросил клич: «Покажем шведам, каковы русские!» — и лично повел в бой резервы. Этот натиск решил исход дела. Разгром при Оровайсе стал для шведов и финнов тяжелым потрясением. Партизанская война резко пошла на убыль. Как писал дореволюционный историк П.А. Ниве, «царившее повсюду возбуждение сменилось упадком духа.

Восстание… стало само собой повсеместно затухать...». Против партизанских отрядов, не сложивших оружие, русское командование использовало мобильные кавалерийские части. Именно тогда прославился русский генерал Я.П. Кульнев. Запомнился финнам и один из его подчиненных — Денис Давыдов, тот самый, который в 1812 году станет первым русским партизаном и который, по его собственному признанию, «набирался опыта» именно в Финляндии…

Народная война проиграна?

Партизанская война 1808 года в Финляндии — война народная, но закончилась она поражением восставших. Как этот факт стыкуется с известным утверждением о том, что народ победить невозможно? Думается, что причина заключается не столько в победах русского оружия, сколько в менталитете финского народа. Кроме патриотизма, упорства и трудолюбия жителям Суоми всегда была присуща еще и законопослушность.

За свою родину они готовы сражаться до последнего, но только в тех случаях, когда это не противоречит закону. Потеряв в результате кампании 1808 года почти всю территорию страны, шведы подписали с русскими мир, по которому герцогство Финляндское де-юре включалось в состав России. Дальше сработала старая библейская истина: «Всякая власть от Бога».

Конечно, финны боролись бы и дальше, если бы бремя русской власти было тяжелее шведского. Однако никаких репрессий против бывших партизан не последовало. Ни на свободы, ни на материальное благополучие граждан Суоми новые правители не покушались. В противном случае пламя народной войны полыхало бы в Финляндии еще долго.

Дмитрий Митюрин
"Всемирный следопыт"№18 2005г.


09.04.2009

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Mail.Ru

© STOP in Finland 2000-2012
Любое копирование текстов с портала stopinfin.ru только с указанием прямой ссылки на источник.

ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ТЕМУ:

Топ-6 финских мест в Петербурге

Книга, которую стоит прочесть

Турист № 1

По Финляндии с Павликом Лемтыбожем

Лапландская лихорадка

Эта старая - старая финская сказка

Перед концом света

В гости к президенту!

Огненный дождь Финляндии

Город круглых улиц

Цветы для Анны

Лучшие эссе на тему "Я житель средневекового Турку".

Из записок древнего новгородца, поселившегося в средневековом Турку…

В гостях у Карла Фацера

Удастся ли поднять сокровища с «Фрау Марии»?

Mikä Suomi oikein on? Или, что такое Финляндия…

Волшебная зима

В поисках утраченного времени

На языке эльфов

Таинство утилизации

Закон Линуса, или подарок великого романтика

Память, потонувшая в мифах

Человек, который видел Йолупукки

Сокровища «Фрау Марии»

Обитель царственных особ

По эту сторону границы

Карельский перешеек-столкновение интересов

Чудеса в... ботинке

Добро пожаловать в… бочку

"Святая святых" финского дома

Рождество в Финляндии

Оулу - зеленый центр северной Финляндии

Рацио и эмоцио финского ренессанса

Западное побережье: край десяти потоков

В гости к приведениям

Память в финском животе

Счастливые дни в Виролахти

Простая и великая Туве

Финская золушка

Жизнь как колдовство

О рыбах и бобрах

Чужой среди своих

Под музыку великого магистра

В Финском заливе может появиться остров Талсинки

Свеаборг

Драма времен “казино-экономики”

Финская аура

Тампере - город необычных музеев

Замок в Турку: любовь и кровь

НА ЭТОМ МЕСТЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА







webcam Расстояния по Финляндии