Новости
Дорога, граница
Рекламодателям
Конкурсы и акции
Календарь событий
Финляндия в Петербурге
Размещение / Бронирование
О нас
Туры
Недвижимость
О Финляндии
Вопрос-Ответ
Покупки, скидки
Читальный зал
Города
Партнеры
Архив журнала
Подписка на журнал

Архив журнала

Архив конкурсов

Архитектура с национальным характером

Тема: Хельсинки  Архитектура  Финляндия в Петербурге  

Журнал No: 5(107)


Знакомство с новым городом мы начинаем, как правило, глазами. И судим в первую очередь по архитектуре. Она способна рассказать об истории и культуре и вообще о жизни гораздо больше, чем любая туристическая брошюра.

А для того чтобы диалог состоялся, нужно совсем немного – прогуляться, довериться и, может быть, даже заблудиться. Хотя как раз последнего мы постараемся не допустить…

Кто потрудился от души над переменой облика Европы?


Новое искусство второй половины 19 – начала 20 века покорило большую половину мира. Национальный модерн родился в каждой стране под привычным ее уху названием: во Франции им стал ар-нуво, в Германии – югендстиль, в Австрии – сецессион, в Италии – либерти… У модерна много не всегда знакомых, но очень красивых имен. Французский натуралист 18 века Бюффон в своем коротком высказывании «Стиль – это человек» выразил суть современной ему эстетики классицизма.

В 20 же веке поэт Владимир Маяковский писал о Бруклинском мосте – уже модернистском проекте: «Борьба за конструкции вместо стилей!». Ведь никогда прежде утилитарное значение и то, как объект сделан, не выставлялось на всеобщее обозрение. Именно модерн сделал возможной ситуацию, когда украшение само по себе могло быть практичным, а конструкции больше не прятались от глаз. В XX веке человек словно отстранился от стиля, и возникнувшая дистанция позволяла этот стиль осмыслять и работать с ним. Модерн охватил все сферы культурной жизни, выразился в литературе, изобразительном искусстве, музыке и архитектуре.

На домах поселили домовых и леших из «Калевалы»

Искусство Финляндии рубежа 1880–1910 годов принято называть «kansallisromantiikka» – национальным романтизмом. Конечно, национальный романтизм и модерн обладали рядом общих черт, были похожи, как дети и их родители. Но возникнув в рамках модерна, национальный романтизм развивался и стал самостоятельным культурным явлением. А вслед самостоятельной стала и сама Финляндия… Разумеется, новое искусство возникало не на пустом месте. Значительное влияние на формирование национальной культуры и самосознания финнов оказал карело-финский эпос «Калевала», первый сборник которого был опубликован Элиасом Лённротом в 1835 году. Соединение национальных мотивов с общеевропейской культурной традицией и подарило нам прекрасные музыкальные, литературные, художественные и архитектурные произведения национального романтизма.

Позже период 1880–1910 годов был назван Suomen taiteen kultakausi, или «Золотой век финского искусства» – именно тогда оно выросло до международного уровня. Озолотили его известнейшие финские имена: художники Аксели Галлен-Каллела, Пекка Халонен, Альберт Эдельфельт, композитор Ян Сибелиус, поэт Эйно Лейно. Кстати, именно Эйно Лейно назвал новое искусство Финляндии «неоромантизмом». Золотой век финского искусства ознаменовал собой настоящее национальное пробуждение. Удивительно, но, возможно, именно искусство дало людям силы и желание быть по-настоящему самостоятельной нацией. Имея собственную культуру, остро ощущая национальную идентичность, Финляндия уже была готова к тому, чтобы в 1917 году получить от России независимость. Архитекторы наравне с художниками, композиторами и поэтами работали над тем, чтобы слава финского национального романтизма распространилась по всей Европе. Они полагали, что те элементы финской культуры, которые можно найти в «Калевале», способны лечь в основу новой архитектуры. И искали вдохновение в видах средневековых церквей, в старинных украшениях и орнаментах.

Архитектура маленькой Финляндии громко заявила о себе на парижской Всемирной выставке 1900 года. Финский павильон – типичное здание в духе национального романтизма – получил высокую оценку профессиональной критики и вместе с ней международное признание. Начало золотой эры финской архитектуры было положено. Какая она – архитектура национального романтизма? Едва ли в полной мере опишешь ее словами. Можно, конечно, попробовать. Сказать, что постройки невероятно живописны благодаря своей объемности, островерхим крышам и башням, игрой света и тени. Прочности зданиям добавляет отделка первого этажа камнем, а легкости – фактурная штукатурка, которой покрывались верхние этажи.

Национальный характер зданий подчеркивается традиционными для Финляндии материалами – деревом и необработанным серым гранитом. Нельзя не восхититься тем, как умело финские архитекторы вписывали свои постройки в природную среду. И не забудем про домовых и леших из «Калевалы», которые поселились на некоторых зданиях, чтобы напоминать всем и каждому про эпическое прошлое Суоми. Однако не следует думать, что финские архитекторы стремились к обычной стилизации. В архитектуре прошлых столетий, как и в самой природе, они искали прообразы органичности.

Звездная троица


Можно назвать имена более 40 архитекторов, занимавшихся в разные годы строительством зданий в духе национального романтизма. Но остановимся на тех, кого сегодня по праву именуют основоположниками стиля.

Три фамилии: Гезеллиус, Линдгрен, Сааринен – как волшебное заклинание для архитектуры Финляндии. Готтлиб Элиэль Сааринен (кстати, проживший часть детства в деревне Шпаньково под Гатчиной) еще во время учебы познакомился с Армасом Линдгреном и с Германом Гезеллиусом. В 1896 году они организовали архитектурное бюро Gesellius – Lindgren – Saarinen. Именно они спроектировали знаменитый павильон Финляндии на Всемирной выставке в Париже. Их имена моментально стали известными, а у бюро появилось множество заказов.

В общей сложности звездная троица построила более десятка зданий, каждое из которых стало настоящим шедевром финского национального романтизма. А после распада трио каждый из архитекторов продолжил самостоятельную работу. Нельзя не упомянуть о том, что Сааринен поддерживал постоянные контакты с видными деятелями русской культуры: И. Э. Грабарем, С. П. Дягилевым, Н. К. Рерихом и А. М. Горьким.

Кроме того, финский архитектор входил в общество «Мир искусства», а в 1906 году был избран членом петербургской Академии художеств. Что тут скажешь: связи Петербурга и Хельсинки были крепки, достаточно лишь взглянуть на нашу схожую архитектуру. Но… об этом чуть позже.

О том, какой он – этот загадочный национальный романтизм, лучше меня и даже любого искусствоведа вам расскажет сам город Хельсинки. Да-да, следует запастись лишь хорошей картой и быть внимательным к деталям. Вам стоит прогуляться пешком по центральным районам Kruununhaka, Katajanokka, Eira и Ullanlinna. В общей сложности в Хельсинки насчитывается около 600 зданий, выполненных в силе национального романтизма, так что простор вашего исследования города горизонтом не ограничивается.

Но о некоторых шедеврах архитектуры мы все-таки хотели бы рассказать.

1. Дом Тальберга Арх. Гезеллиус – Линдгрен – Сааринен Хельсинки, Luotsikatu,1 - Satamakatu, 7
1897–1898

Этот дом, построенный молодыми, но очень перспективными архитекторами, был закончен еще до того, как бюро Gesellius – Lindgren –Saarinen прославилось благодаря своему успеху на Всемирной выставке в Париже. Коммерсант Тальберг, видимо, рисковал, заказывая малоизвестным молодым людям строительство дома. Однако не прогадал. Дом Тальберга теперь называют первой ласточкой модерна в районе Katajanokka. Если вы взглянете на карту, то увидите, что дом построен на полуострове. К концу 19 века этот район был плохо застроен. Зато сегодня Katajanokka – это практически музей архитектуры национального романтизма.

2. Здание страховой компании «Похьола» Арх. Гезеллиус – Линдгрен – Сааринен Хельсинки, Aleksanterinkatu 44 - Mikonkatu 3
1899–1901

Pohjola – это не только северная страна саамов, в которой, согласно финской мифологии, находится основание опоры мира – корень «мирового дерева». На рубеже 19–20 веков страховая компания Pohjola (в пер. с фин. – «Север») заказала самому известному в Финляндии архитектурному бюро проект своего будущего здания, которое в полной мере выразило бы название фирмы.

Безусловно, это был рекламный ход, но актуален он и по сей день. Для архитекторов же проект стал своеобразным манифестом нового архитектурного стиля. Массивное здание, отделанное шероховатым гранитом, стало приютом для множества причудливых существ, переселившихся из далекой страны Pohjola.

Вместе с собой они привели и северных мишек, и белочек, и даже вырастили сказочный северный лес. Благодаря этому проекту была разработана декоративная основа национального стиля.

3. Финский Национальный театр Арх. Онни Тёрнквист (Тарьянне) Хельсинки, Rautatientori
1899–1902

В архитектурном решении здания театра идея национального романтизма воплощена очень ярко благодаря декору. Подобно зданию страховой компании, в фасадах театра прослеживаются мотивы северной природы: свысока на вас смотрят совы, звериные маски, а поручни балконов увиты… одуванчиками. Сказочности зданию добавляет то, что на Rautatientori оно оказалось одиноко в своем стилевом воплощении.

Соседние постройки смотрятся более аскетично. Справедливости ради замечу, что в конкурсном проекте здание железнодорожного вокзала было решено в одном стиле с театром и даже соединялось с ним арочным мостом. Однако его автор, Элиэль Сааринен, позже изменил проект. И здание национального театра осталось стоять в окружении новомодных форм, словно игрушечное.

4. «Сампо», здание Политехнического общества Арх. Вальтер Томе и Карл Линдаль Хельсинки, Lonnrotinkatu, 29
1901–1903

Политехническое училище (Polyteknillinen opisto) – это высшее учебное заведение, которое в том числе занималось выпуском архитекторов. Тех самых архитекторов, которые в начале 20 века заставили заговорить мир о финской архитектуре. В 1901 году руководство училища устроило конкурс на лучший проект здания Политехнического общества.

Конечно, молодых архитекторов – увлеченных неоромантиков положение обязывало построить здание, наиболее ярко отражающее веяния времени. Победил проект 27-летнего Вальтера Томе: с характерной национальному стилю асимметрией, черепицей высоких крыш и сплошной облицовкой гранитом. В настоящее время в здании находится отель.

5. Здание Хельсинкской телефонной компании Арх. Ларс Сонк Хельсинки, Korkeavuorenkatu, 35
1903–1905

Это одна из наиболее характерных построек финского национального романтизма. И, возможно, лучшая у архитектора Ларса Сонка. Любопытен тот факт, что это была первая телефонная компания в стране. Аналогичных по функции зданий тогда не было. А потому руководство компании командировало Сонка за границу, для того чтобы изучить имеющиеся типы зданий.

Усилия оправдали результат. Современные искусствоведы и архитекторы восхищаются врожденным чувством архитектоники Сонка и тем, как искусно он сумел соединить средневековые мотивы и абсолютно современные детали. Лишь приглядитесь – и старинный замок вдруг перевоплотится в ультрасовременное (для начала прошлого века, естественно) здание с… телефонными трубками и мотками кабеля в качестве украшения! Здание так вдохновляло архитекторов, что не раз служило образцом для многих построек. Так, петербургский архитектор Ипполит Претро позаимствовал некоторые элементы декора для доходного дома Путиловой на Большом проспекте Петроградской стороны, 44.

6. Железнодорожный вокзал Арх. Элиэль Сааринен Хельсинки, Rautatientori вокзал – 1904
1909-1914, административное здание – 1904-1909

Железнодорожный вокзал Хельсинки знаком каждому, кто хоть раз бывал в столице Финляндии. Многие знают, что сами финны так его любят, что зимой заботливо надевают шапочки на знаменитые скульптуры у входа. Но не всем известно, что первоначальный проект вокзала отличался от современного воплощения… Первый вокзал Хельсинки был построен еще в 1861 году. Но развитие железных дорог значительно увеличило пассажиропоток, что заставило задуматься о новом вместительном здании.

В декабре 1903 года был объявлен конкурс на проект нового здания вокзала и административного корпуса. В апреле 1904 года стали известны итоги конкурса: первая премия досталась Элиэлю Сааринену, вторая – проекту Онни Тёрнквиста, две третьих премии поделили Яльмар Оберг и Уско Нюстрём с Алариком Тавашерна. Однако существовал проект, обойденный вниманием жюри, его автором был Сигурд Фростерус. После победы в конкурсе Сааринен продолжил работу над проектом. Он изучал немецкие вокзалы, посетил Англию и Шотландию. И лишь к 1910 году был готов окончательный план вокзала, который и соответствует нынешнему строению. Но что за причуды истории?

Рассматривая эскизы, мы видим, что окончательный вариант фасадов напоминает гибрид двух конкурсных проектов – Сааринена и не удостоенного оценки жюри Фростеруса. Ранние образцы национального романтизма действительно строились с большим вниманием к художественно-стилистическим задачам и декоративной стилизации.

В окончательном проекте вокзала Сааринен соединил суровую монументальность со строгой функциональностью, обозначив тем самым переход национального романтизма в сторону большей простоты и рациональности. Финские и зарубежные архитекторы восхищались работой архитектора: план вокзала четок и прост, прибывший поездом путешественник никогда бы здесь не заблудился. Здание вокзала, видимо, вдохновляло и русских архитекторов. Торговые ряды на Литейном и Бассейный кооператив имеют схожие с ним черты.

Как найти в Петербурге Хельсинки?


Петербургские архитекторы имели близкие и плодотворные контакты со своими коллегами из соседней Финляндии. Несомненное влияние финской архитектуры, а также сходство природных условий привели к тому, что на рубеже 19–20 веков в Санкт-Петербурге сложился близкий финскому вариант стиля, получившего позже название «северный модерн».

Сегодня уже трудно представить себе, что в начале прошлого века Петроградская сторона имела вид самой настоящей деревни: по немощёным и грязным улицам неспешно бродили коровы и козы, с тоской заглядывая в окна покосившихся убогих деревянных домишек. Картина радикально изменилась после того, как был построен Троицкий мост, соединивший эту часть города с центром. Трущобы внезапно превратились в модный район после того, как известный архитектор Лидваль построил первый дом на Каменноостровском проспекте.

Петроградская сторона активно застраивалась именно в те годы, когда господствовал северный модерн. Поэтому сегодня эти места представляют большой интерес для всех любителей архитектуры модерна. Федора Ивановича Лидваля, шведа по происхождению и подданству, считают основоположником северного модерна в Северной Пальмире. Правда, от финских архитекторов Лидваля отличала несколько иная манера: его здания имели более облегченные пропорции и более тонкую отделку. Его доходный дом на Каменноостровском проспекте (1899–1904) – это контрастные по фактуре материалы и явно прослеживающееся постепенное облегчение фасадов.

Здесь собраны все характерные детали: изображение сов (постоянный атрибут северного модерна и национального романтизма), рыб, цветов, шестиугольные окна со скосами. Все эти приемы были в новинку для архитектуры Петербурга. Влияние финской архитектуры наиболее явно прослеживается в творчества Ипполита Александровича Претро.

Его лучшая и известнейшая работа – дом на Большом проспекте Петроградской Стороны, 44 – создана в 1906–1907 годах. Он, словно северный замок, романтичен и суров. Сходство с финской архитектурой национального романтизма усиливают угловая башня, мощные гранитные порталы с изображением все тех же сов. Очевидно, что, разрабатывая проект, Претро был вдохновлен зданием телефонной компании в Хельсинки Ларса Сонка – та же асимметричная композиция, остроконечные башни и порталы, эркеры с завершениями и круглыми окнами, декор.

Но всё же постройка Претро получилась чуть более легкой. Без сурового финского характера. Всего в Петербурге было построено несколько десятков зданий в стиле северного модерна, так или иначе перекликавшегося с национальным финским стилем.

Особенно близки к архитектуре национального романтизма оказались работы И. А. Претро, Н. В. Васильева, С. И. Минаша, Е. Л. Морозова, а также Ф. Ф. Миритца (комплекс на Боткинской ул., 1, 1907–1910), Н. Я. Порубиновского (дом на пр. Добролюбова, 21-6, 1907–1908), А. М. Эрлиха (дом на Зверинской ул., 18, 1910), А. Л. Лишневского (дом на Лиговском пр., 91, 1913–1914).

Зародившийся в Финляндии национальный стиль стал творческим импульсом для многих петербургских зодчих. Творчество петербургских мастеров, подобно финским архитекторам, со временем эволюционировало к строгости и рациональности (вспомним поздний национальный стиль в проекте вокзала в Хельсинки).

Постепенно и финские, и петербургские архитекторы освобождались от романтических реминисценций и декоративных деталей, а здания становились все более функциональными. К чему это привело сегодня, мы видим. Может быть, поэтому так хочется остановиться перед твореньем рук великих архитекторов прошлого и тихо вздохнуть.

Стоит посмотреть

Музей-усадьба Виттреск Усадьба построена бюро Gesellius-Lindgren-Saarinen в стиле национального романтизма и использовалась в качестве мастерской для личных нужд архитекторов. Позже в ней жил Элиель Сааринен. Сегодня мастерская открыта для посещения.
Музей находится в 18 километрах от Хельсинки по адресу: Hvitträskintie 166.
В 2011 году музей открыт: Ср-сб, с 11 до 17 ч.

Экскурсии для групп проводятся с 1.5. по 30.9.
Ежедневно, с 11 до 17 ч.
Музей закрыт 24–25.6.2011.

Хотите знать о финской архитектуре больше?

На русском языке:

А. В. Иконников. Хельсинки. Ю. И. Курбатов. Хельсинки.

На финском языке:

Hausen, Marika; Mikkola, Kirmo; Amberg, Anna-Lisa; Valto, Tytti. Eliel Saarinen. Suomen aika. Helsinki: Otava, 1990.

Moorhouse, Jonathan; Carapetian, Michael; Antola-Moorhouse, Leena. Helsingin jugendarkkitehtuuri 1895-1915. Helsinki: Otava, 2002.

Rauske, Eija. Helsinki – the years of growth. Finnish architecture around the Baltic. // Architecture 1900: Stockholm, Helsinki, Tallinn, Riga, St. Petersburg. Exhibition catalogue. Tallinn, 2003, p. 32-54.

Текст: Олеся Аксенова


30.05.2011

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Mail.Ru

© STOP in Finland 2000-2012
Любое копирование текстов с портала stopinfin.ru только с указанием прямой ссылки на источник.

ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ТЕМУ:

Топ-6 финских мест в Петербурге

На один день в Хельсинки с принцессой Марией

Айболит говорит по-фински

Чистая хирургия Ортон

Маленький круиз большой мечты

Хельсинки – детям

Событие!!!

В кадре - Финляндия

Неделя кино Финляндии пройдет в Санкт-Петербурге в 25-й раз

А финны к нам с теплом

Путь к идеальной шубе

INWETEX-CIS Travel Market 2014

Я считаю, что Россию спасут женщины

Индексы столицы

Уроки дипломатии

Создать свой бизнес в Финляндии реально?

Чистая этикетка Valio

Северное экономическое сотрудничество. Нестандартно и эффективно

Тонины ангелы

По Финляндии с Павликом Лемтыбожем

Первая женщина­-консул

INWETEX-CIS Travel Market 2012

Медицинский туризм – реальность?

На завтрак в Хельсинки!

Великий провал Аалто

Музейное настроение

Интервью журналу Eeva

Как финская природа околдовала американца

Пляжный сезон

Она пыталась рисовать щупальцами

Ульрика Ханнула: «Я стараюсь не пить кофе где попало»

Торговая «навигация»

МотоКультУра

На полпути к лету

Россия страна возможностей, где все зависит от собственной креативности

В гости к президенту!

XXII Неделя кино Финляндии в Санкт-Петербурге

INWETEX-CIS Travel Market 2011

Возвращение Nokia

Гольф-клубы: адреса, правила, характеристика поля, история, стоимость курсов

Город круглых улиц

Финляндия – секулярная страна, и народ здесь правильный и практичный

Цветы для Анны

Ступени в будущее

Мыс Доброй Надежды

"Исповедь" шопоголика

Остров зверей

Финское кино - 2010. Место под солнцем.

НА ЭТОМ МЕСТЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА







webcam Расстояния по Финляндии